Ankara terroru Türkiyənin Suriya siyasətinə qarşı yönəlib

After a Delay, Russia Delivers New Types of Weapons to Armenia

Britaniya mətbuatı referendumun sirrini açdı

Qəzənfəroğlu: “Şimali Azərbaycana Rusiya əsgərinin yerləşdirilməsi Bütöv Azərbaycan ideyasına qarşıdır”

Итоги трехдневного противостояния 2 — 5 апреля 2016 года

Azerbaycan, Ermenistan 9 Nisan 2016
1.827
Booking.com

Итоги трехдневного противостояния 2 — 5 апреля 2016 года
karabağh
В данном обзоре я преднамеренно не называю последнее обострение на фронтах «войной». С одной стороны Азербайджан и Армения по сути уже долгие годы перманентно находятся в состоянии войны. Просто это особая война, война на истощение, которая в апрельские дни этого года приняла характер «разведки боем», как выразился армянский отставной генерал и ветеран Аркадий Тер-Тадевосян. «Перемирие для возврата к перемирию» заключенное 5 апреля и которое стороны соблюдают весьма условно является весьма шатким. Переговоры при посредничестве Москвы тоже пока только начались, и не стоит давать однозначное название «войны» произошедшему в эти дни. На момент написания данного материала самым подходящим было бы назвать эти события весьма нейтрально и непретенциозно — «трехдневным противостоянием 2 — 5 апреля 2016 года».
По официальной версии азербайджанской стороны речь идет об очередной провокации ВС Армении в момент когда руководители Азербайджана и Армении в очередной раз проводили встречи в США, в которых обсуждалось также и урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе. Такие провокации имели место и раньше. Однако, если отбросить в сторону дипломатическую риторику и пропаганду, целый ряд признаков говорит о том, что в этот раз именно ВС Азербайджана первыми начали активные боевые действия.
Первый признак, локация боевых действий. На севере это было Тертер — Агдеринское направление, на юге — Физулинское направление. Оба эти направления являются своего рода воротами, коридорами в горную часть Карабаха. «Линия Оганяна», эшелонированная оборонительная линия ВС Армении в Нагорном Карабахе возводилась более 20 лет, но есть природой данные условия театра военных действий, и изменить их невозможно, можно лишь усилить или уменьшить эффект, не более. По этой причине два указанных стратегических направления являются слабыми местами линии обороны армянских оккупационных войск в Нагорном Карабахе.
Читатели наверное помнят, что последнее серьезное обострение на передовой (начало августа 2014 года) наиболее активно проявилось на Товузском и Агдамском направлениях. Товуз — граница Азербайджана и Армении. В случае активных наступательных действий ВС Азербайджана на данном направлении юридически обоснованным становится военное вмешательство на стороне Армении ОДКБ (т.е. по сути Москвы). К тому же довольно близко от азербайджано-армянской границы на этом участке проходят стратегически важные для Азербайджана транспортные и энергетические коммуникации, соединяющие Азербайджан с Грузей и имеющие международное значение, в том числе нефте- и газопроводы. В свою очередь Агдамское направление является также для ВС Азербайджана очень неудобным — тут в случае активных действий армянской стороны у азербайджанцев имеется серьезный соблазн нанести удар по пустому Агдаму, и, скорее всего, быть там же истребленными огнем артиллерии и РСЗО с высот за Агдамом контролируемых армянами. Потому ни в Товузе, ни в Агдаме ВС Азербайджана в активных действиях не заинтересованны, здесь именно армянам выгодно проявлять активность. Чего не скажешь о Тертер — Агдеринском направлении и зоне Физули — Горадиз.
Второй признак, ограниченность задействованных азербайджанской стороной сил и спешная, к третьему дню уже паническая, мобилизация сил армянским командованием. Опять же стоит вспомнить августовское обострение 2014 года, когда командование ВС Азербайджана торопливо стягивало из тылов танковые и артиллерийские части к Агдамскому и Товузскому направлениям. В этот раз Баку словно подготовился ко всему заранее. Здесь снова уместно будет вспомнить слова отмеченного выше Тер-Тадевосяна о том, что ВС Азербайджана задействовали весьма ограниченный спектр своих возможностей, а также заявление министра обороны Азербайджана Закира Гасанова о том, что меры, принятые азербайджанской армией выполнялись лишь с привлечением сил размещенных на передовой. И в самом деле, в отличии от того же августа 2014 года в этот раз азербайджанский сегмент социальных сетей совершенно не показывал наличия фотографий и видеозаписей с колоннами войск и техники направлящихся из тыла в район боевых действий. У азербайджанского командования все было готово заранее.
Теперь перейдем к вопросу о целях азербайджанской стороны. Дело в том, что частое появление в сводках с северного направления названий населенных пунктов Талыш и Мадагиз могло создать (и создало) у многих обывателей и даже специалистов не посвященных в ньюансы театра военных действий ощущение того, что основной зоной боев является именно стратегически важный коридор Мадагиз — Тонашен по реке Тертер. Кроме того, психология азербайджанской общественности сфокусирована именно на вопросе освобождения населенных пунктов и к Талышу и Мадагизу было привлечено сособое внимание — все ждали падения Агдере.
karabağh
Однако анализ активности азербайджанской стороны в ходе противостояния и диспозиция азербайджанских подразделений утром 5 апреля говорит о том, что стратегически важное направление Мадагиз — Тонашен на данный момент оказалось второстепенным. ВС Азербайджана ограничились тут лишь контролем высот на северо-восточном, западном, и юго-западном направлении от села Талыш (одновременно северо-западнее и восточнее Мадагиза). Пока противник стягивал к Талышу новые силы, которые тут же с этих высот растреливались, главная задача ВС Азербайджана — захват очень важного плацдарма левее этого коридора — была уже выполнена.

Генерал Тер-Тадевосян в своем выше отмеченном интервью говорил о разведке боем, и он прав. Все дело в масштабах. Если разведку боем проводит батальон, то цели ее чаще всего ограничиваются такими задачами как выявление состояния переднего края обороны противника, расположение его огневых точек, захват ценных пленных или документов. В случае же если разведка боем проводится на уровне бригады и выше, да еще при взаимодействии разных родов войск, то еще со времен Второй Мировой войны ее первоочередной задачей является захват стратегически важных плацдармов. А уже потом, когда будет нужно нанести настоящий и сокрушительный удар, наноситься он будет именно и этих плацдармов, или же под прикрытием этих плацдармов.

Тертер-Агдеринское направление. Фиолетовым цветом выделены территории освобожденные от армянских подразделений на утро 5 апреля. Звездами отмечен стратегически важный плацдарм занятый ВС Азербайджана. Этот плацдарм чрезвычайно важен в случае азербайджанского наступления в коридоре Мадагиз — Тонашен (отмечен фиолетовой стрелой).
Если читатель обратит внимание на карту обновленной линии фронта на северном направлении, то станет ясно, что занятые со 2 по 5 апреля этого года ВС Азербайджана плацдарм на Восточном Мурове (пространство между селами Гюлюстан и Талыш, левее коридора), а не освобождение сел Талыш или Мадагиз, как раз таки и являлся ключевой целью ВС Азербайджана. Задача по захвату данного плацдарма была выполнена уже в начале второго дня противостояния, и все оставшееся время азербайджанские подразделения попросту проводили на Талыш — Мадагизском направлении действия нацеленные на стягивание к Талышу как можно большего количества живой силы и техники противника с целью их расстрела с высот.

В случае крупномасштабного наступления ВС Азербайджана на северном направлении данный плацдарм создает армянской стороне угрозу как для Талышского выступа, так и для всей армянской группировки на Муровдаге — юго-западнее села Гюлюстан. Сдать коридор Талыш — Мадагиз противник не сможет, т.к. тем самым откроет дорогу на Агдере. А оборонять его в такой диспозиции невозможно — это эталонный котел.

Физулинское направление. Фиолетовым цветом выделены территории освобожденные от армянских подразделений на утро 5 апреля. Фиолетовые стрелы обозначают Физулинский и Аразский коридоры вглубь Нагорного Карабаха. Звездами отмечены районы армянских позиций на высотах занятые ВС Азербайджана.

На Физулинском направлении ВС Азербайджана к ночи с 4 на 5 апреля (последняя ночь противостояния) уже вели бои на окраинах Физули и Джебраила. Однако эти бои велись мобильными группами специальных подразделений, задачей которых было разведать состояние глубины обороны противника и отвлечь его, пока основные силы не выполнят главную задачу. Это главной задачей было захватить стратегически важную высоту Леле-тепе и близлежащие позиции армянской линии обороны.

Как уже отмечали ветераны боев начала 1990-х годов, и как видно из фотографий сделанных азербайджанскими военными журналистами после взятия высоты, бои за Леле-тепе осложнялись тем, что армянские позиции здесь были хорошо укреплены в инженерном плане. Контроль над этой горой обеспечивает безопасность азербайджанских населенных пунктов Ахмедалылар и Газахлар у станции Горадиз и дает возможность обзора вглубь обороны противника. Кроме того, захваченные азербайджанскими подразделениями позиции контролируют важнейшую для армянской обороны рокадную дорогу Физули — Горадиз. Потеряв позиции на Леле-тепе, армянская сторона теперь лишилась возможности осуществлять быстрые переброски подразделений с фланга на фланг в случае крупномасштабного азербайджанского наступления — важный отрезок дороги теперь под контролем ВС Азербайджана.
karabağtepe
К слову, о масштабах. В первый день противостояния это было не совсем ясно, однако к началу утра 5 апреля стало понятно, что азербайджанское командование в данной операции задействовало силы лишь двух своих мотострелковых бригад, которым были приданы отдельные подразделения горных стрелков и специального назначения. Их поддерживали по два побатарейно рассредоточенных дивизиона артиллерии и РСЗО на каждом из направлений. Артиллерия и РСЗО «работали» главным образом по переднему краю вражеской обороны, а также по отдельным важным инфраструктурным обьектам (досталось конечно же и населенным пунктам) на глубине до 10 км. Стратегической ракетно-артиллерийской подготовки перед наступлением не было, как уже отмечал армянский генерал Тер-Тадевосян.

В данной операции азербайджанские танки работали взводами, фактически выполняли роль подвижной артиллерии, прикрывающей действия пехоты. Это было обусловлено как небольшим количеством задействованных азербайджанской стороной танков, так и особенностью местности — это не Курск и не Орел, и в стиле 1943 года тут «танковыми клинями» особо не развернешься.
Азербайджанские танкисты по всем признакам проявили себя блестяще. По официальным данным азербайджанской стороны за три дня боевых действий был поврежден всего один (!) танк ВС Азербайджана (и то на мине). Армянская сторона утверждает о том, что было уничтожено до 25 азербайджанских танков, при этом не было предоставлено ни одного доказательства, даже попытки доказательства, даже смонтированного фото или видео, чтобы как-то попытаться оправдать эту цифру (аналогичным образом в августе 2014 года армянская сторона голословно утверждала о «сожженных колоннах азербайджанских танков»).
Но необходимо отметить, что серьезный обьем потерь (половину или больше) вражеская бронетехника понесла не от азербайджанских танков, а от азербайджанской пехоты, оснащеной новейшими израильскими системами ПТУРК «Spike-LR». Только за один день 3 апреля в районе села Талыш этим оружием было уничтожено шесть вражеских танков Т-72. В ночь со 2 на 3 апреля в ходе боя под Гадрутом было уничтожено 11 танков и БМП противника. Азербайджанские танкисты уничтожили лишь две машины, девять единиц были уничтожены пехотой, опять таки, с применением ПТУРК «Spike-LR».

С полной уверенностью можно сказать, что трехдневное противостояние со 2 по 5 апреля 2016 года для ВС Азербайджана было в первую очередь войной артиллерии и спецподразделений. О действиях артиллерии я выше уже писал, отдельно сдедует отметить действия спецподразделений. Уже сейчас, после заключения перемирия, становится ясно, что в первые часы операций основная нагрузка легла именно на них. Однако хотелось бы, чтобы в будущем командование более бережно использовало эти ценные кадры, среди которых был довольно высок уровень потерь (в особенности в районе Талыша и Мадагиза). Тем не менее, учитывая характер современной войны и местный театр военных действий, азербайджанский спецназ продемонстрировал два важнейших для этой категории войск качества. Первое — это высокий уровень взаимодействия с другими родами войск, в первую очередь с артиллерийскими дивизионами; демонстрировался хороший уровень корректировки огня артиллерии и РСЗО, в том числе и по обьектам, находящимся в тылу врага (применение БПЛА для корректировки не всегда является лучшим вариантом). Второе — способность выполнять поставленные задачи автономно, в глубине обороны противника (до 20 км). Это было продемонстрировано в последнюю ночь противостояния (ночь с 4 на 5 апреля), когда части азербайджанского спецназа действовали на подступах к Физули и Джебраилу .
Совершенно непонятным оказалось почему в первый день противостояния азербайджанское командование применило ударные вертолеты. Во-первых, азербайджанской стороне известно что ПВО ВС Армении является не самым слабым звеном противника. Во-вторых, судя по свидетельствам предоставленным армянской стороной, вертолет был сбит силами окопной пехоты, из РПГ, с дистанции около 50 метров. Это свидетельствует не столько о дерзости, сколько о самоубийственности действий экипажа, или же приказа полученного им. В итоге ВВС Азербайджана потеряли не только дорогостоящую технику, но и троих офицеров на подготовку которых ушли годы.
Отметим также что в то же утро 2 апреля вражеским огнем был поврежден еще один вертолет азербайджанских ВВС, который смог вернуться на базу (армянская сторона заявила что вертолет сбит, но доказательств предоставлено не было). Соответственно, надо делать выводы. Учитывая столь широкие возможности азербайджанской артиллерии (не задействованной даже на 10 процентов своих возможностей), применение ВВС, тем более в такого рода ограниченных операциях, было скорее всего совершенно неоправданным.
Эти три дня боев принесли и сюрпризы. Все эти годы азербайджанскому командованию удалось сохранить в секрете наличие в арсенале вооруженных силы страны средств, о существовании которых не знали даже многие высокопоставленные азербайджанские военные. В качестве примера можно привести т.н. «дроны-камикадзе», или разведывательно-ударные БПЛА «Harop» производства израильской компании Israel Airspace Industries (IAI). Применение этого средства было тоже успешно опробовано — автобус с армянскими добровольцами из области Сюник направлявшийся на фронт и так до него и не доехавший был уничтожен именно с помощи «Harop».
О потерях. По ситуации на начало дня 5 апреля общие потери армянских военнослужащих (убитые и раненные) составили 158 человек (29 убитых, 28 пропавших без вести, 101 раненых). Это официальные данные. Известно, что армянская сторона несла потери и после перемирия, по крайней мере сообщалась у трех армянских военнослужащих убитых с 6 по 8 апреля. Но 8 апреля на официальной странице пресс-секретаря Министерства обороны Армении Арцруна Ованнисяна красовалась новая информация о том, что в общей сложности со 2 по 8 апреля армянская сторона потеряла убитыми 44 военнослужащих. И здесь начинается путаница. Потому то не совсем понятна разница в числах между 29 + 3 (=32, см. выше) и 44. Есть мнение, что в это число не входят пятеро или семеро убитых армянских добровольцев. В таком слуаче число убитых со 2 по 5 число делает 39, но все равно не 44. Получается, что или умер кто-то из тяжело раненных, или нашли кого-то из считавшихся без вести пропавшими, или просто знали и скрывали.
Кстати, об армянских без вести пропавших. Думаю что большую часть этих 28 пропавших без вести составляют армянские солдаты и офицеры тела которых были брошены на позициях занятых азербайджанскими подразделениями. Красный Крест уже в деле, о пленных азербайджанская сторона не сообщала, и с вероятностью 99,9% можно считать что по официальным армянским данным число убитых с армянской стороны в скором времени достигнет как минимум числа 72 человек (44 + 28). Это в случае, если не будет новых цифр, например очередных «скатов в овраг в Араратской области» и т.д.. Это не Ржевский выступ и не Волховский коридор чтобы на своей территории иметь своих же живых «без вести пропавших в лесах». Эти 28 человек убиты.
И еще. У армянской стороны, вернее у пресс-слежбы Министерства обороны Армении, всегда есть хорошая «статистическая лазейка». Указывать только потери военнослужащих призванных с территории Армении. За «Армию Самообороны НКР» они как бы не в ответе. Делайте выводы.
Это были официально признанные данные армянской стороны. По данным же азербайджанского командования, за время боев со 2 по 5 апреля армянская сторона потеряла около 200 человек убитыми и более 500 раненными. К этому необходимо добавить 14 уничтоженных армянских танков, четыре БМП, 17 единиц артиллерии и РСЗО, до 20 единиц легкобронированной техники, более 10 грузовиков и автомобилей. Достоверные подтверждения армян ограничились видеокадрами останков сбитого азербайджанского вертолета и фотографиями убитых в районе Талыш — Мадагиз азербайджанских спецназовцев. Азербайджанская сторона в изобилии предоставила достоверные фото и видео-свидетельства уничтожения не только вражеской техники, но также и командного пункта в районе села Мадагиз. В результате этого удара была ликвидирована группа высокопоставленных армянских офицеров, включая одного генерала. Несмотря на неопровержимые видеокадры, армянская сторона на момент написания данного материала потерю своих высокопоставленных командиров не подтвердила.

По официальным данным Азербайджанская сторона потеряла в ходе боевых действий со 2 по 5 апреля 31 человек убитыми, один вертолет Ми-24 и один танк (поврежден на мине). Число раненных разнится, по всей видимости оно не превышает 200 человек. Армянская сторона оперирует цифрами в 300 убитых и около 1000 раненных азербайджанских военнослужащих. Цифры эти ничем кроме нескольких фотографий убитых азербайджанских спецназовцев и останков сбитого вертолета не подтверждаются. Кроме того, именно армянские прифронтовые госпиталя были переполнены и раненых везли в Ереван, на азербайджанской стороне такого не наблюдалось. И именно армянская сторона стала в панике призывать на передовую 50-летних ветеранов, в то время как Азербайджан не задействовал в боях весьма ограниченный контингент своих передовых частей — работали лишь две усиленные мотострелковые бригады. Последний факт невозможно скрыть от ведущих мировых держав, осуществляющих перманентную разведку со спутников во всех горячих точках мира, в том числе и над Нагорным Карабахом.
В боях со 2 по 5 апреля 2016 года ВС Азербайджана ограниченными силами выполнили поставленные перед ними задачи. Задачи эти, как мы описали выше, были весьма серьезные. Кроме того, ввиду целого ряда политических факторов, азербайджанское командование должно было учитывать фактор времен. Захватить указанные плацдармы и нанести максимально тяжелый урон живой силе и технике противника следовало в максимально короткие сроки. Армии было на все про все отведено три дня (конечным пунктом можно считать поднятие Москвой по тревоге «дежурной» бригады в Дагестане). И армия в эти три дня уложилась. Противник по официальным данным понес потери как минимум в два раза большие в живой силе, и несравнимо высокие (14 танков к 1, 17 единиц артиллерии и РСЗО к 0!) в технике. И это при том, что азербайджанские солдаты и офицеры с низменности штурмовали линию обороны на высотках возводившуюся более 20 лет! Противник сдал важнейшие в стратегическом плане плацдармы, с которых в случае действительно серьезного и крупномасштабного азербайджанского наступления начнется крушение всей линии обороны ВС Армении в Нагорном Карабахе. На данных участках фронта азербайджанские и армянские подразделения теперь находятся в равных условиях, и противник потерял преимущество господствующих высот, а значит и в относительно спокойное время потерь у нас тут будет меньше.
Кроме того, противник, более 20 лет живущий «синдромом победителя» и уверовавший в собственную «богоизбранность», «исключительность», и «непобедимость», и в то, что настоящая война не начнется никогда, понял — война когда-нибудь обязательно начнется…. Если Нагорный Карабах и дальше будет под армянской оккупацией. А азербайджанские солдаты и офицеры, и вообще все азербайджанское общество, с 1994 года жившие в состоянии комплекса неполноценности и ноши ответственности за утерянные в 1994 году земли предков, ощутили себя победителями. Армянские высоты и окопы с легкостью можно брать. Армянские танки с легкостью можно поджигать. Армянских командиров можно убивать пачками. Мы — сильнее, мы — лучше, мы шли к этому более 20 лет. Нагорный Карабах непременно будет возвращен. Не мытьем так катаньем. «Катать» наша армия научилась, и весьма неплохо. Это не «300 метров», — возьмите линейку и измерьте. Расстояние от Леле-тепе до старых азербайджанских позиций составляет более 2 км изрытых окопами.
А потому, что бы ни писали на просторах интернета грызущие ногти и кусающие локти армянские пропагаторы школы села Птхни, каких бы «ИГИЛовцев» ни придумывал Сейран Оганян, каких бы «русских и турецких инструкторов» не рисовали Игорь Мурадян и Ричард Киракосян, — это важная и долгожданная победа Вооруженных Сил Азербайджана. Пока просто победа. А Победа еще впереди.
Аналитическая группа «Истиглал»

Yorumlar